актуальність насамперед

 

 

Times of Ukraine

 

 

actuality first

 

 

 

 

 

 

 

The Open

Social Tribune

 

 

Times of Ukraine - TimesOfU.com

 

 

Відкрита

Громадська

Трибуна

Головна - Home

 

 

 

 

 

 

Advertise with us | Contact us

 

 

 

 

 

Реклама у нас | Пишіть нам

 

 

 

 

 

Політика - Политика - Politics

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

О некоторых истоках вооружённого конфликта в Украине

С.Ф. Рашидов, ведущий научный сотрудник института социальной и политической психологии НАПН Украины, профессор (г. Киев)

Одним из факторов вооружённого конфликта в Украине стала деструктивная роль российских институтов гражданского общества. Дело в том, что деятельность российских институтов гражданского общества (СМИ, религиозных организаций в лице Московского Патриархата, муфтиятов, казачества, некоторых политических партий и т.д.) по отношению к Украине стала дополнительным фактором раскола гражданской идентичности и формирования агрессивных настроений в украинском обществе.

Многочисленные визиты российского патриарха в Украину всегда включали в себя политическую составляющую. Только в Донецкой области эксперты насчитали около 12 казачьих организаций, оказывавших в последние годы негативное влияние на общественно-политические процессы в Украине.

Научного сотрудника Центра изучения Восточной Европы при Бременском университете Николая Митрохина больше всего удивляет, что украинское общество вообще этого не замечало, не фиксировало, не думало. Он в недоумении, чем занимались спецслужбы.

«Поскольку я занимаюсь украинским вопросом с конца 90-х годов, я никогда не слышал обеспокоенности тем, что на Донбассе или в Крыму существуют и действуют пророссийские организации», — заметил ученый [1].

Интересно было наблюдать, как после захвата луганского СБУ прихожане соседней церкви целыми днями стояли на коленях перед зданием с иконами в руках. Существует версия, что церковь напрямую подчиняется Москве.

Прокремлёвский политтехнолог С. Кургинян в своих публичных выступлениях неистово убеждает общественность в том, что вовсе не государство, а именно российские институты гражданского общества поставляют в Украину людей, вооружение, тяжёлую технику и т.д. [2].

Идентичность русских на востоке Украины подпитывалась и продолжает подпитываться некими символами, актуализирующими российскую государственную идентичность: «Святая Русь», «Отечество» (под которым подразумевают Россию и Украину), «Россия-Матушка», «русский мир», «славяне», «казачество», «Новороссия», «православие», породившие со временем такой феномен, как «русская православная армия».

Цель - сплотить русских и мобилизовать их на коллективные действия со всеми, кто против России. А поскольку украинцы выступают за европейские ценности, за права человека, за демократию, то они, с позиций российской государственности, - против России, русского мира и граждан Украины, идентифицирующих себя с российской государственностью.

Приведём два примера. В своё время в украинских библиотеках на Донбассе открывались громадные залы «Русского мира», а в России в это время под предлогом распространения идей украинского национализма закрывались центры украинской культуры. На открытии храма Московского патриархата в Луганске 24 августа 2013 г. присутствовали депутаты Верховной Рады Украины, руководство области и города.

В то же время, месяцем ранее, на открытии храма Киевского патриархата никого из руководства ни области, ни города, ни рядовых чиновников не было. Вместе с тем против открытия протестовали представители партии «Киевская Русь», «Донское казачество» и прихожане православных церквей Московского патриархата, которые отождествляли Киевский патриархат с бандеровцами и пропагандой украинского национализма.

«Это бандерва открыла храм», - заметил знакомый мне пожилой луганчанин, украинец по национальности. Следует отметить, что в Луганске, по последней переписи населения, проживает 52 процента украинцев. При этом на луганский майдан по зову сердца выходило в лучшем случае несколько сотен человек, что свидетельствует об отсутствии у подавляющего большинство гражданской позиции. Возможно, коррумпированная украинская действительность сама виновата, что многие граждане все годы независимости не воспринимали украинскую государственность.

Менее чем через год, те, кто пикетировал открытие храма украинского патриархата, будут участниками захвата украинских административных учреждений, а вместо украинского флага и украинского герба на этих зданиях будут висеть казачьи, православные, коммунистические, святой Руси и прочие флаги.

Многие уже, наверное, забыли с чего всё началось. Началось всё с лозунгов «в Крыму русских обижают». Но всем доподлинно известно, что в Крыму свыше 90 процентов школ были русскоязычные, что права и свободы русских по национальному признаку на Донбассе не ущемлялись. А сегодня мы являемся свидетели жестокого насилия русских по отношению к русским, православных по отношению к православным, и не только. Мы имеем целые комбинации и варианты насилия.

Деятельность российских институтов гражданского общества на востоке Украины в экстремальных условиях мгновенно трансформировалась в физическое, военное и духовное насилие (надписи «за святую Русь» теперь уже на снарядах системы «Град»; очевидцы говорят о передвигавшейся в своё время по Луганску машине с надписью «Православие или смерть»).

Собственно говоря, значительная часть донбассцев была готова ненавидеть галичан, т.е. благодатная почва для украинофобии была уже заведомо подготовлена. В соответствующий момент это легко проявилось. У старшего поколения негативное отношение к представителям Западной Украины («бендеровцам») сохранилось ещё со времён советской идеологии. И сегодня свою ненависть к ним многие объясняют тем, что отца или дедушку убили бандеровцы, что, мол, будучи во Львове, на заданный вопрос на русском языке, ему ответили по-украински (можно только вообразить, что в родном городе москвичи или ростовчане при встрече с украинцами переходят на украинский язык).

Мой приятель рассказывал мне, как его пожилой сосед загоняет непослушного пятилетнего внука домой с угрозами: «заходи быстрей, бендеровцы идут». Результат не заставляется себя долго ждать: внук моментально залетал домой. Это был самый действенный метод по отношению к внуку.

Ещё один аспект проблемы. Дело в том, что где-то с начала 2000-х годов, с приходом к власти Путина, российская государственная машина стала усиленно заниматься американофобией. А поскольку для россиян Майдан и новое киевское правительство - это дело рук США, то украинцев нужно также люто ненавидеть, как и американцев. При этом, всё, что связано с Россией подаётся в позитивных понятиях: святая Русь, по словам Патриарха Кирилла - это немеркнущий идеал.

Патриарх Кирилл в угоду российской политической власти не может признать факт братоубийственной войны. Как президент России убедить мировое сообщество в том, что «от России не исходит ни военной опасности, ни других опасностей». А если же речь идёт о Западе или об Украине, то обязательно следует негативная категоризация и оценка. К примеру, на Майдане были не революционеры, а бендеровцы и фашисты.

Российские институты гражданского общества и особенно средства массовой информации стали сильнейшими инструментами манипуляции сознанием россиян и пророссийски настроенных граждан Украины. Телевидение, речи политиков и государственных мужей были пресыщены такой лексикой, как Новороссия, хунта, карательная акция, ополченцы, бандеровцы, фашисты и т.д. Возле захваченного здания луганского СБУ в руках митингующих были лозунги антиукраинского, антиамериканского, антиевропейского и антисемитского характера.

В этом контексте стоит отметить, что современная российская литература достигла небывалых художественных высот в жанре «патриотическая фантастика». Вышедший в период вооружённой агрессии России против Украины фантастический роман проиллюстрирован изображением министра обороны Шойгу, берущего в плен осовремененных «бандеровцев» — нынешнего премьера Украины Яценюка и руководителя СНБОУ Турчинова (как тут не вспомнить «а за Севастополь вы ещё ответите» из популярного у русских фильма «Брат 2») [3].

Институты гражданского общества могли бы сыграть определённую роль в деэскалации конфликта на Донбассе. Пока мы этого не чувствуем. И очень жаль, что слабые ростки российского гражданского общества приглушили кремлёвские СМИ, эти особые «информационные войска», подогревающие агрессивные настроения как в России, так и в Украине. Вместе с прокремлёвскими политтехнологами, интеллектуалами, писателями институты российского гражданского общества во главе со средствами массовой информации представляют серьёзную угрозу государственной безопасности Украины. И Украине в этом смысле есть над чем подумать.

Литература:

* На Донбассе давно работала сеть антиукраинских организаций казаков, которую Украина не замечала

* Кургинян, за несколько дней до расстрела "Боинга" заявил, что обеспечил боевиков ЗРК "Бук"

* Обложка с "осовремененными" "бандеровцами": такую фантастику издают в России

(Киевский центр межкультурной коммуникации "Салам" - www.Salam.center)

© Times of Ukraine

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

друк сторінки | верх сторінки | попередня сторінка

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Advertise with us | About us | Contact us

© Times of Ukraine. All rights reserved

 

 

 

 

Реклама у нас | Про нас | Пишіть нам

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Independent information project

The Times of Ukraine

Незалежний інформаційний проект

The Times of Ukraine - "Таймс оф Юкрэйн"

- "Таймс оф Юкрейн" - "Часи України"

- "Времена Украины"

 

 

Times of Ukraine

 

 

When using materials of Times of Ukraine/Times of U in full or in part, the reference or the hyperlink to the Times of Ukraine/Times of U is obligatory. Not for commercial use. При повному або частковому використанні матеріалів Times of Ukraine посилання/активне посилання на проект обов'язкове